Автоматизация сельского хозяйства

Слово редактора

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Почти у каждого человека есть вид деятельности или область знаний, которые даются ему особенно легко и даже приносят удовольствие. При этом, как правило, успехи в одних областях сочетаются с провалами в других. Всеобщее признание этого факта — деление людей на технарей и гуманитариев в зависимости от их склонностей и талантов. Что касается лично меня, то с детства я легко усваивал математику и физику, с большим удовольствием изучал историю, но оказался абсолютно невосприимчивым к химии. Все эти задачи из учебника по химии с валентностями и молями остались для меня тайной за семью печатями. Как я сдал в школе выпускной экзамен по химии на четверку — полная загадка.

Читать далее...

Помимо химии, я также абсолютно не понимаю, как устроена музыка. Это, конечно, не мешает мне получать от нее удовольствие, но приводит к достаточно странным вопросам, когда я пытаюсь подойти к музыке, например, с позиций математики. Многие, наверное, помнят телевизионную передачу «Угадай мелодию», участники которой по первым нотам должны были определить популярную песню. Минимальное число нот, по которым угадывалась мелодия, — три. А нот всего семь! Вопрос: сколько вообще может быть различных «трехнотных» начал? Ответ на него дает специальный раздел математики — комбинаторика. В соответствии с формулой расчета «числа размещений из 7 по 3» получаем общее число таких различных трехнотных начал — 210. Но ведь мелодий миллионы! Возможно, здесь какую-то роль играют бемоли и диезы, но это уже за пределами моего понимания.

Если бы я был режиссером телевизионной передачи, то организовал бы конкурс «Узнай книгу по первой фразе». По крайней мере, здесь гораздо больше вариантов, чем двести десять возможных музыкальных начал. Такое литературное отгадывание осложняется также тем, что большинство книг, даже очень известных, имеют совершенно невыразительные и поэтому незапоминающиеся первые фразы.  Например, кто помнит, что первой фразой великого романа «Война и мир» является «Eh bien, mon prince»  («Ну, мой князь» — это на французиком языке говорит Анна Шерер)?

Однако есть произведения, первые фразы из которых буквально врезаются в память. Конечно, здесь бесспорный лидер «Евгений Онегин» — почти все помнят, что «Мой дядя самых честных правил…». Ну, это, скорее всего, благодаря школьной программе, по которой первые три строфы романа многие поколения российских школьников учили и учат наизусть. Про дядю помнят, но к чему он, почему он «самых честных правил» — большинство  взрослых людей, бывших школьников, уже прочно забыли.

На втором месте, по моему мнению, все же Лев Толстой. «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» — это «Анна Каренина». Причем вторая фраза, похоже, даже более известна, чем первая: «Все смешалось в доме Облонских».

Но, безусловно, самым ярким примером первой фразы является «Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма». Уже мало кто помнит, что там дальше, однако фразу цитируют до сих пор. Для молодого читателя поясню: это не начало готического романа или сценария фильма ужасов. Это первая фраза «Манифеста коммунистической партии» Карла Маркса и Фридриха Энгельса.

Произведение странное во многих отношениях. Помимо этой фразы, оно содержит очень много спорных мыслей и высказываний. Например, авторы манифеста поставили в заслугу буржуазии тот факт, что она «вырвала… значительную часть населения из идиотизма деревенской жизни». Почему они так оценили сельскую жизнь — исследователи их творчества спорят до сих пор. А вот их последователи, похоже, придерживались точно таких же взглядов. В иерархии советской номенклатуры работа пусть даже на высокой должности, но в области сельского хозяйства, считалась самой непочетной. Распространенным наказанием для нерадивого советского начальника был его перевод куда-нибудь в деревню или в агропромышленный комплекс. Это называлось «бросить на сельское хозяйство» и означало вполне реальную перспективу скорой отставки ввиду ожидаемых провалов в этой очень нестабильной сфере человеческой деятельности.

Изменилось ли что-нибудь в этом плане сейчас — не в смысле отставок сельскохозяйственных руководителей (судя по последним назначениям в новом правительстве, здесь ничего не меняется), а с точки зрения неустойчивости и рискованности сельского хозяйства? Помогает ли наука и техника «крестьянам»? Или (возвращаясь к моей первой мысли) сельское хозяйство ходит в «нелюбимых видах деятельности» всего человечества? Автоматизируя почти все, что возможно и невозможно, уделили ли современные наука и техника должное внимание агропромышленному комплексу? Ответам на эти вопросы посвящены специальные статьи настоящего номера по теме «Автоматизация в сельском хозяйстве».

ИЮНЬ 2018

№ 3 (76)

Скачать в PDF
[book id="76"]