Интеллектуальные технологии

Слово редактора

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Владимир Никифоров – главный редактор Control Engineering Россия

Исследователям фольклора и народных сказаний хорошо известен феномен «бродячего» сюжета, встречающегося в легендах, сказках или эпосе разных народов и эпох. Такие же бродячие сюжеты можно встретить и в рассказах о жизни великих ученых, передаваемых изустно, вне официальных биографий. И одним из таких сюжетов является рассказ об экспериментальной кривой. Говорят, что к великому ученому-теоретику (и здесь называют разные имена — Капицы-папы, Льва Ландау или Нильса Бора) пришел ученый-экспериментатор и попросил объяснить снятую им экспериментальную зависимость. Ученый-теоретик ненадолго задумался и вполне убедительно обосновал полученные результаты. Но тут экспериментатор извинился и перевернул листок с графиком на 180°: он неправильно его показал. На что теоретик мгновенно ответил: «Ну, это объяснить еще проще!».

Мне кажется, что нечто подобное происходит с историей человечества. Многие смотрят на нее как на экспериментальную кривую и пытаются объяснить, почему она именно такая. Одни видят в ней реализацию божественного предначертания и ветхозаветных пророчеств. Другие считают, что главным двигателем истории является смена общественно-политических формаций: на смену первобытнообщинному строю приходит рабовладельческий и так далее, вплоть до высшей точки формирования человечества — коммунистического строя, после которого история прекращает свое развитие. Третьи, вслед за Львом Гумилевым, считают, что история — это цепь пассионарных толчков. Наконец, четвертые ведут отсчет истории по технологическим укладам, выделяя не то четыре, не то шесть таких укладов.

Читать далее...

Далеко не все обращают внимание на то, что история человечества — это также история борьбы за ресурсы в условиях быстрого роста количества людей на Земле. Ведь эта численность растет не линейно, не квадратично, не экспоненциально, а по гиперболическому закону, т. е. чисто теоретически существует конечный момент времени, когда численность людей на Земле  будет бесконечной! Действительно, ученые считают, что за восемь тысяч лет до нашей эры (это примерное время возникновения письменности) на всей Земле жило не более 5 млн человек — меньше, чем в современном крупном городе. Ста миллионов человечество достигло примерно к 500 г. до нашей эры, одного миллиарда — в 1804 г., двух миллиардов — уже в 1927 г., а пяти миллиардов — в 1987 г. Сейчас на Земле живет 7,6 млрд, а к 2060 г. ожидается 10 млрд. Отложите эти точки на графике, и вы получите кривую, с нарастающей скоростью стремящуюся в бесконечность.

Еще совсем недавно, в начале XIX в., многие мыслители, последователи английского ученого, демографа и богослова Томаса Мальтуса (1766–1834), считали, что возможности производства растут медленнее народонаселения и рано или поздно человечество ждет глобальная катастрофа тотального дефицита ресурсов. Но прошли десятилетия, и предсказанной катастрофы не только не произошло — люди в целом стали жить лучше и богаче. Главная причина такого благополучия состоит в том, что борьба за ресурсы была перенесена из военной в научную плоскость, что позволило найти искусственную замену многим естественным ресурсам. Причем, как правило, такая замена происходила очень своевременно и почти незаметно для большинства людей. Думаю, что мало кто, кроме специалистов (архитекторов и строителей), «почувствовал» замену природных строительных и отделочных материалов, т. е. дерева и натурального камня, на искусственные — бетон, гипсокартон, пластик. Конечно, более заметным стало массовое внедрение искусственных и синтетических тканей — вискозы, капрона, нейлона, лавсана.

Отметим два важных момента, связанных с появлением искусственных заменителей. Во-первых, их изобретение диктовалось дефицитом естественных ресурсов. Во-вторых, такие заменители всегда рассматривались как менее качественные продукты по сравнению с естественными. И кто мог себе позволить более дорогие натуральные — пользовался ими.

Однако в XXI в. анонсировано появление нового искусственного продукта, который не вписывается в общую схему. Это искусственный интеллект. Во-первых, если людей — носителей естественного интеллекта — становится все больше, то говорить о дефиците разума как-то нелогично. Зачем же тогда разрабатывается искусственный интеллект? Во-вторых, судя по возлагаемым на него ожиданиям, искусственный интеллект вовсе не рассматривается как некий второсортный продукт, с которым приходится мириться в условиях недостатка его естественного аналога.

Что же не так с искусственным интеллектом? И вообще: правильно ли мы понимаем, что такое интеллект и как создавать его искусственный аналог? На эти вопросы отвечают тематические статьи настоящего номера.

ОКТЯБРЬ 2019

№5 (85)

Скачать в PDF